?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Я люблю Розова. Не могу не любить. Ибо «Вечно живые». Ибо Эфрос.. Но есть у Виктора Сергеевича совершенно мертвые, картонные пьесы. А тут даже не пьеса – сценарий. Со всеми не лучшими розовскими штампами, про «труд сделает из тебя человека», «взвейтесь – развейтесь», облагороженный герой, осознавший свою ничтожность перед лицом мировой революции, уходящий в розовый закат и непременное откидывание пшеничной пряди со лба. Все так. Как это ставить и играть –я не представляла. А вчера я увидела чудо. Живое, искреннее. Невероятно пронзительное и ошеломляющее – спектакль Михаила Егорова по этой самой картонной, мертвой пьесе. Это ведь нужно было разглядеть в оттепельных навязших в зубах штампах – разглядеть жизнь. Во всей ее красоте, во всей ее боли. Разглядеть и показать зрителю. Получилось. Да как! Полтора часа бесконечного удивления и счастья. Казалось бы – знаешь прекрасно этих удивительных людей на сцене не первый год. А вот поди ж ты – потрясают как в первый раз. Стоило убрать из пьесы всю социально значимую тяжесть, перевести ее в простые человеческие отношения – и все ожило. Отношения очень конкретные – в каждом эпизоде – осмысленные, разобранные и разложенные по полочкам. Перевести, усвоить забить и просто жить. Жить под зрительскими взглядами в крошечном пространстве черной комнаты. Удивительно.

af-2


Я весь спектакль не могла отделаться от мысли: «А как бы это смотрел Анатолий Васильевич», работавший с Розовым как никто много. И мне кажется – ему бы понравилось. Не может не понравиться эта яркая театральная фантазия. Ну как можно так просто так скупо и нежно, без всяких спецэффектов показать нам ночь в сарае, где квохчут сонные куры на насесте, пахнет сеном и в крышу глядит далекая звезда? Как можно сделать на сцене такой удивительно настоящий дождь? Никогда раньше не видела настоящий дождь в театре .. Получилось удивительно хорошо. Поездка на мотоцикле – Феллини б обзавидовался:)) Проводница-Урванцевой на подножке отъезжающего поезда, мартеновский цех с его бесконечными вторыми плавками. Как можно было придумать так, чтобы не оторваться? Чтобы поверить во все сразу же и в первый же момент. А Тверская улица с Центральным телеграфом и спешащими прохожими! Перечислять можно долго…

Володя Алексея Боброва приворожил. Такая долгая и такая короткая дорога: от столичного стиляги – нервного, озлобленного на жизнь от своей собственной неуверенности вчерашнего выпускника – до удивительно красивого, настоящего мужественного человека. Человека любящего, доброго и такого родного. Смотреть как меняется за время спектакля Лешино лицо, выражение глаз, голос, даже походка и пластика – счастье.
Сима Марии Туровой – удивительно лиричное видение. Которое так мало соотноситься с жизнью в этом глухом городишке так далеко от столицы. И в то же время – вот оно – это видение здесь. Принимайте. Эта прекрасная девушка могла бы быть Катей из володинских Пяти вечеров.. Я никогда особенно не любила Розовских героинь – они все немного нарисованы, одномерны, плакатны. Но Машина Сима – настолько живая и настоящая, как живы и настоящи капли дождя, стекающие по ее лицу. Даже когда она молча смотрит на Володю своими античными глазами… так много в этом взгляде – сначала недоверия, непонимания, потом нежности и любви. За Машины глаза можно вызвать на дуэль кого угодно.
10922792_896610377040178_1829473144339297576_n


Олег Валентинович Зима… какой чудесный настоящий дядя Вася – бывший партизан, какой замечательный почти Дед Щукарь, сводящий с ума рассказом про соленые грибочки со смородиновым листом. Какой… Олег Валентинович, я Вас Люблю!

0_b803c_34cad939_orig

Удивительная Оксана Санькова, такая же прекрасная и аристократичная, как всегда, но почему то совершенно достоверная и настоящая даже в каске в сталелитейном цеху, и на насесте с курами. Эта фарфоровая дама эпохи модерн – она абсолютно уместна здесь. Потому что Оксана Санькова может все.

10933961_896610730373476_6403429607602059150_n
Куры… Сверчок, кошка и все животные – это вообще отдельный разговор. Это бонус от актеров – когда хочется то ли завизжать, то ли заплакать от восторга. А чего только стоит завывание ветра – в исполнении Ульяны Урванцевой… Как трогательна ее Анна Ильинична, как прекрасна суровая заводская фельдшерица. А минутная проводница отходящего поезда – вообще шедевр.

Денис Фомин с его ослепительной аленделоновской улыбкой – неиссякаемый источник удивления. Едет ли он на мотоцикле – лихо, заправски! Орет ли дурным голосом на привокзальном базаре, или вдруг тихо и так просто рассказывает Володе о своей семье, о том, что значит для него «должен», и что не может он «идти порожняком». Паша Фомина убедителен невероятно, и именное его простой рассказ о «долге» начинает менять Володю, как нынче говорят «вправляет ему мозги»

image

Для меня в любом спектакле самое главное это, конечно же Александр Пахомов:)) Я не знаю сейчас актера, равного Сан Санычу. Все, что он делает на сцене – настолько Мастерски точно, убедительно, виртуозно и остро…. Все, что он делает на сцене – гениально: в любом спектакле, везде и всегда. «В дороге» у Пахомова несколько ролей и каждая сыгранная жизнь - великолепное зрительское счастье. Будь то интеллигентный Володин папа с его горьким рассказом о том, почему он смог вернуться с войны…. (и ведь в этот горький момент мы не видим его лица, только голос - но больно становится до слез).

IMG_7512
Или замечательный весёлый человек- Пальчиков. который так хотел «посмотреть жирафов на воле… и страусов… красиво!» и которому так нравилось жить «здесь, на Земле».
Или ушлый проныра-бухгалтер на железной дороге...

Или контуженный танкист – для которого все люди на свете хорошие и братья, который хочет только одного – чтобы не было больше войны. Играть эту сцену с контуженым танкистом так, как делает это Пахомов – невозможно. На разрыв. До сердечной боли. Страшно. Жутко, горько. Как страшен крик его жены – Людмилы Цибульниковой: «Тихо, Коленька, тихо!» как прекрасны ее руки, обнимающее мужа, старающиеся удержать его от страшного припадка. Как отчаянно светятся ее глаза.. Удивительная Люда Цибульникова... Как будто ее рисовал когда то Константин Васильев со сказочной глубиной, достоинством и озерными глазами-омутами.

10933937_896610523706830_4803403934663691796_n

Очень пронзительны чисто розовские лиричные моменты (как Белка в «Вечно живых») - рассказ Пальчикова про жирафа, папин короткий монолог о войне, Володино «Я могу упасть» и конечно же, самое главное – «Я люблю тебя». Вот этот момент чтения Володиного письма умирающей Симе – он был настолько Розовским, настолько оттуда из шестидесятых, что захватило дух. Как же это прекрасно и просто «Я люблю тебя» - потихоньку, повторяющееся каждым – и потом тихо слаженно все вместе: «Я люблю тебя».
Я люблю вас, мои удивительные и прекрасные люди. Спасибо Вам, что вы есть. И низкий поклон вам всем за Дорогу.




Фото Евгения Люлюкина и с сайта Тетара

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
pro_ramt
Jun. 5th, 2015 11:11 am (UTC)
Спасибо за отзыв! Ужасно радостно, что так... понравилось тут какое-то мелкое слово:)

Только Люлюкин - Евгений:)
feen_morgana
Jun. 5th, 2015 11:27 am (UTC)
Это Вам спасибо, за то, что Вы есть:)))
Перед Евгением стыдно ужасно, поправила. Спасибо,

Edited at 2015-06-05 04:12 pm (UTC)
lafenmi
Jun. 5th, 2015 05:03 pm (UTC)
Как трогательно написано!
feen_morgana
Jun. 5th, 2015 05:07 pm (UTC)
Спасибо:))
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

February 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829     

Tags

Powered by LiveJournal.com